Где и как осталось искать правду налогоплательщикам (ЕСПЧ)

Поделиться новостью

Где и как осталось искать правду налогоплательщикам (ЕСПЧ)

Согласно ч. 3 ст. 46 Конституции РФ каждый вправе в соответствии с международными договорами РФ обращаться за защитой прав и свобод в межгосударственные органы при условии, что все внутригосударственные средства правовой защиты исчерпаны. Одним из таких межгосударственных институтов выступает Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

О нарушении каких прав и свобод идет речь, когда мы говорим о юрисдикции ЕСПЧ? Их перечень закреплен в таком акте, содержащем нормы международного права, как Конвенция о защите прав человека и основных свобод, принятая 04.11.1950 г. Россия приняла на себя обязательства по исполнению решений ЕСПЧ, а потому наши суды обязаны учитывать его постановления при вынесении собственных решений. Отметим, что Конвенция, являющаяся неотъемлемой частью российской правовой системы, содержит и права в сфере налогообложения, о чем свидетельствует, к примеру, факт рассмотрения ЕСПЧ иска акционеров ЮКОСА к Правительству РФ.

Обычный налогоплательщик тоже может воспользоваться как содержанием Конвенции, так и интерпретацией ее положений ЕСПЧ. На них можно ссылаться в российских судах, а в случае их отказа учитывать эти ссылки, можно дойти с жалобой до самого ЕСПЧ. Но только после того, как вы получили отказ во всех российских инстанциях вплоть до коллегии ВС РФ. Рассмотри подробней имеющиеся в этом процессе коллизии.
Ссылки на судебные решения и судебные акты расположены в конце статьи.

Суды обязаны или не очень?

Итак, в силу вышеупомянутых положений наши суды обязаны в качестве оснований для пересмотра дел по вновь открывшимся обстоятельствам использовать в том числе и решения ЕСПЧ. Это касается как арбитражных судов, так и судов общей юрисдикции. Но бывают исключения. Так, Конституционный суд РФ принял решение о неисполнимости постановления ЕСПЧ по делу акционеров ЮКОС (как мы помним, цена вопроса составила 1,8 млрд. евро). Насколько это соответствует нормам международного права – вопрос очень неоднозначный. По этому поводу высказываются разные мнения, в пользу которых используются интерпретации ч. 4 ст. 15 и ч. 6 ст. 125 Конституции РФ. А, поскольку в соответствии с ч. 5 ст. 125 Конституции РФ Конституционный суд является единственной и окончательной инстанцией, призванной толковать Конституцию РФ, в дальнейшем мы можем только рассчитывать на добрую волю этого органа при разрешении коллизий между нормами и прецедентами международного права и российскими законами.


Еще один тонкий момент. А как быть с решениями ЕСПЧ, принятых в отношении других стран? Как быть с применением нашими судами интерпретаций ЕСПЧ по поводу иных норм международного права? Однозначного ответа на эти вопросы не существует. Вроде бы учитывать точку зрения ЕСПЧ наши суды обязаны, однако в мотивировочной части решений их отражать не следует. С одной стороны, судебный прецедент источником права в российской правовой системе не является, а с другой – суды при рассмотрении гражданских и арбитражных дел обязаны при наличии пробелов в праве использовать аналогию закона, а при отсутствии такой возможности – аналогию права, что дает лазейку для проникновения тех же прецедентов в систему источников права. Как всегда, последнее слово остается за сложившейся судебной практикой. А она, как на уровне Высшего арбитражного суда РФ, так и на уровне правопреемницы этого судебного органа коллегии по экономическим спорам Верховного суда РФ, идет по пути использования прецедентов, создаваемых ЕСПЧ, в том числе и при рассмотрении дел в других странах, в том числе и с использованием не только положений Конвенции, но и прочих норм международного права.

Когда пройдены все инстанции

Когда ЕСПЧ сочтет, что налогоплательщик исчерпал все внутригосударственные средства защиты, а потому обрел право обратиться в эту международную инстанцию? Здесь следует обратить внимание на то, что в Конвенции по этому поводу говорится не обо всех существующих инстанциях, а об инстанциях эффективных. И ЕСПЧ самостоятельно оценивает ту или иную инстанцию в той или иной стране как эффективную или, наоборот, неэффективную. А здесь важно помнить, что для подачи жалобы Конвенцией установлен шестимесячный срок, который важно не пропустить. Поэтому налогоплательщику нужно избегать двух крайностей. С одной стороны, не пропустить эффективную инстанцию (тогда ЕСПЧ отклонит жалобу), а с другой стороны не потратить время на обращение в инстанцию, которую ЕСПЧ не склонен относить к числу эффективных (тогда можно пропустить срок).
Если говорить о жалобах в ЕСПЧ по налоговым спорам в России, то требуется пройти первую инстанцию, апелляция и кассацию.

Последнее средство, которое в Европе считают эффективным для российских налогоплательщиков – судебная коллегия ВС РФ. Обратите внимание: на обращение в суд надзорной инстанции время терять не стоит.


К подаче жалобы в ЕСПЧ следует готовиться заранее. Уже при рассмотрении дела российскими судами нужно составить текст жалобы в ЕСПЧ, где нужно сослаться на бездействие российских судов. А при рассмотрении дела в наших судах нужно максимально четко формулировать спорные проблемы и по возможности ссылаться не только на нормы российского права, но и на положения Конвенции, иных норм международного права. Ведь та же выездная налоговая проверка может нарушить такое право, как неприкосновенность жилища. Шестимесячный срок начинает течь с момента, когда коллегия ВС РФ выносит кассационное определение. Не все знают, но жалобу можно составить и на русском языке. Нужно помнить, что копии документов, прилагаемых к жалобе в ЕСПЧ, обратно не возвращаются.

О чем спорим?

Какой круг вопросов может стать предметом рассмотрения ЕСПЧ? Сразу отмечу, что жаловаться на чрезмерно большие налоги в ЕСПЧ бессмысленно. Этот орган придерживается мудрой позиции: кесарю кесарево.

То есть любое государство вправе устанавливать размеры налогов в любых размерах. Содействуют ли они развитию экономики или носят откровенно конфискационный характер – ЕСПЧ в такие вопросы не вмешивается. Ведь в некоторых странах Евросоюза отдельные налоги установлены в совершенно невероятных размерах – и ничего. Но тут имеется одна тонкость. ЕСПЧ учитывает социальную направленность налоговой политики государства.

Поэтому чрезмерный размер налога может стать предметом рассмотрения в ЕСПЧ, если речь идет об обычном гражданине. Были прецеденты, когда ЕСПЧ становился на сторону скромных служащих, которые вынуждены были платить государству грабительский налог. То есть в отношении бедных налогоплательщиков государство не может себе позволить то, что можно сделать с богатым.


Очень перспективным для подачи жалобы в ЕСПЧ может стать такое основание, как нарушение государством права на неприкосновенность жилища (сразу вспоминаем про выездные налоговые проверки). Обратите внимание на то, что Конвенция предусматривает ситуации, когда офис приравнивается к жилищу. А из этого следует, что при проведении различных проверочных мероприятий, следственных действий, необходимо соблюдать все процессуальные требования, связанные как раз с неприкосновенностью жилища. Зачастую речь идет об обысках, которые проводятся в офисе (жилище?) адвоката. В подобных случаях грамотно составленная жалоба в ЕСПЧ может принести положительный результат.

Прецеденты тому имеются. Зацепкой может стать несоблюдение малейших процессуальных требований, проведение следственных действий в отношении не тех субъектов или изъятии не тех документов.

Уголовное или административное дело

Решения ЕСПЧ по спорам в иностранных государствах, являются обязательными прецедентами для решений по российским спорам. Значит, нам интересны и дела, связанные со взаимной преюдицией уголовных дел и дел административного производства. Вот пара примеров.


Контрольные органы требуют от физического лица погашения задолженности юридического лица. Возбуждается уголовное дело, суд оправдывает обвиняемого на том основании, что тот не занимает руководящей должности, а является рядовым сотрудником. Тогда фискальное ведомство взыскивает эти средства уже в рамках административного процесса. ЕСПЧ счел, что налоговые органы нарушили принцип соблюдения презумпции невиновности, а также право гражданина за защиту его собственности, что нарушает соответствующие положения Конвенции.

Отсюда вывод: лицо, оправданное в рамках уголовного процесса, не может подвергаться преследованию в рамках административного процесса. С точки зрения российской правоприменительной практики это далеко не бесспорный вывод. Поэтому подобный прецедент имеет важное значение. ЕСПЧ рассматривал жалобы на то, что налогоплательщики, уже привлеченные к административной ответственности за налоговые правонарушения, привлекались впоследствии за те же деяния к ответственности уголовной. ЕСПЧ также поддержал налогоплательщиков, поскольку, по его мнению, национальный суд нарушил ключевой принцип права «не дважды за одной» (нельзя два раза наказывать за одно правонарушение).
Еще одно ключевое право граждан (в том числе – налогоплательщиков) – это право на справедливое судебное разбирательство. Его можно нарушить путем ущемления процессуальных гарантий, которыми обладает налогоплательщик. Так, ЕСПЧ создал прецедент, когда жалоба налогоплательщика была удовлетворена на том основании, что суд отказался вызвать свидетеля, давшего показания против налогоплательщика для того, чтобы тот допросил своего оппонента.

Нормативные акты и судебная практика
Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950;
п. 11 постановления Пленума ВАС РФ от 10.10.03 № 5;
п. 4 ч. 3 ст. 311 АПК РФ;
п. 4 ч. 4 ст. 392 ГПК РФ;
ст. 104.1–104.4 Федерального конституционного закона от 21.07.94 № 1-ФКЗ;
постановление КС РФ от 19.01.17 № 1-П;
п. 3 ч. 4 ст. 170 АПК РФ;
ч. 4 ст. 198 ГПК РФ;
п. 3 постановления Пленума ВС РФ от 27.06.13 № 21;
п. 4 постановления Пленума ВС РФ от 27.06.13 № 21;
определение ВАС РФ от 14.10.08 № 4588/08;
определение ВС РФ от 15.02.17 № 305-ЭС16-14064;
постановление АС Восточно-Сибирского округа от 22.08.16 № Ф02-4014/2016.

Евгений Сивков 

 

Фотография

Источник

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *